Выбери любимый жанр

Выбрать книгу по жанру

Бизнес-Книги

Боевики

Детективы

Детские книги

Дом, Семья

Фантастика

Фэнтези

Искусство

Классика

Книги по психологии

Компьютеры

Любовные романы

Наука, Образование

Периодические издания

Поэзия, Драматургия

Повести, рассказы

Приключения

Публицистика

Религия

Современная проза

Справочники

Юмор

Зарубежная литература

Литературный портал Booksfinder.ru
Скорочтение
Автор Вера Колочкова

Вера Колочкова


Книги автора Вера Колочкова

Провинциальная Мадонна
Провинциальная Мадонна
Надя родила в семнадцать лет. Вне брака. Причем всю беременность проходила, не пряча счастливых глаз, сияя радостной улыбкой, и, несмотря на все уговоры, так и не открыла имени отца ребенка. Эта слабая на вид девочка оказалась удивительно сильной. «Упрямая» – говорили о ней одни, «блаженная» – уверяли другие. А Надя просто-напросто умела любить.
Синдром пустого гнезда
Синдром пустого гнезда
Татьяна всегда была образцовой женой. Пока муж строил карьеру, она занималась детьми, домашним хозяйством и никогда не позволяла себе скандалов с криком и упреками, а тем более сцен ревности. Но однажды крепкое семейное счастье дало трещину. Сын уехал учиться в другой город, у дочери появился свой дом, а чуткое женское сердце подсказывало, что новая помощница мужа – не просто его коллега. Однако Таня понимала, что слезами горю не поможешь. В конце концов, иногда приходится бороться за счастье.
Научите меня любить
Научите меня любить
После учебы Катя Русанова не хотела возвращаться домой. Что угодно, только бы не под мамино крылышко. Стыдно признаться, но девушка не любила мать. И была уверена, что и мать не любит их: мужа и дочерей, Милку и Катю…
Не спорьте со счастьем
Не спорьте со счастьем
Диля Салохова по отцу таджичка, а по маме – русская. С маленьким сыном Алишером она приехала в Россию из Душанбе. Диля сразу поняла – смотрят здесь на них, приезжих, с особым выражением лица… Но на родине жить девушке было больше нельзя, а тут негде и, собственно, не у кого. Как же понять, кто ты по национальности, когда лицо у тебя южное, а душа, характер – русские.
Марусина любовь
Марусина любовь
Маруся Климова страдала от своего имени с самого детства. Всюду в маленьком городке вслед ей неслось: «Мурка, Маруся Климова, прости любимого!» Но уж никак она не ожидала, что песня эта предопределит ее женскую судьбу. Ее возлюбленный Колька Дворкин по недоразумению попал в тюрьму, и с этого момента все пошло вкривь и вкось. Новая работа в областном центре не радовала. Не заладилась жизнь с молодым врачом Никитой, и Маруся никак не могла забыть прошлое. И тем более потому, что в новой семье все подчинялись деспотичной матери. Маруся стала задумываться, где же ее счастье? Может быть, оно осталось там, в родном провинциальном городке?
Дважды дрянь
Дважды дрянь
Майка Дубровкина и Дина дружили чуть ли не с первого класса. Хорошенькая Дина, дочь успешного городского функционера, во всем покровительствовала невзрачной подружке из многодетной, осиротевшей после смерти отца семьи, где с трудом сводили концы с концами, но от себя-то скрыть не могла: до чего же раздражает ее эта гордячка Дубровкина! А когда давняя Майкина любовь Дима Ненашев, от одного вида которого у той дух захватывало, к восьмому классу стал вдруг проявлять к этой тощей дылде недвусмысленный интерес, Динка совсем покоя лишилась. Уж теперь она за внимание Димки всерьез поборется! Пришла пора дать понять замухрышке Дубровкиной, кто есть кто и что почем в этой жизни…
Под парусом надежды
Под парусом надежды
Кира Воротынцева предпочитала избегать конфликтов, не спорила с мамой, которая постоянно учила дочь уму-разуму, памятуя об измене мужа и материальных тяготах. Девушка изо всех сил старалась не огорчать ее: выбрала престижную профессию, с отличием окончила университет, наладила личную жизнь с перспективным однокурсником Кириллом. Все складывалось удачно, но иногда она надеялась, что где-то в подсознании живет другая Кира, принципиальная и смелая. И кто знает, чего ждать от незнакомой упрямицы, если она вырвется на свободу?
Привычка жить
Привычка жить
Как раз под Новый год Евгению настиг поистине гамлетовский вопрос: продавать шубу или нет? С одной стороны, уж больно хорошая вещь, а с другой – спонсировать одинокую женщину с двумя детьми бывший муж, судя по размеру алиментов, не собирался. Разве что новоявленный поклонник… И с чего, скажите пожалуйста, ему так приспичило разделить с Женей ее безрадостную, словно у искусственного растения, жизнь? Сделка купли-продажи состоялась, а за ней последовали странные и пугающие события, которые доказали Жене, что необходимо настоящее мужество для того, чтобы впустить в свою жизнь долгожданное чудо…
Вместо любви
Вместо любви
В семье Инга была самой младшей, но ударов судьбы ей досталось куда больше, чем двум старшим сестрам. Первая любовь оставила в ее душе незаживающую рану, а замужество прервалось изменой – супруг ушел из семьи, оставив жене с дочерью квартиру и свою больную мать. Если бы не институтский друг Родион, Инга не успевала бы управляться со всеми заботами, которые легли на ее хрупкие плечи. Внезапная поездка к отцу заставила Ингу окунуться в омут прошлого, и она оказалась перед выбором: попытаться ли воскресить былое чувство или строить свою жизнь, не оглядываясь назад.
Сестра милосердия
Сестра милосердия
Таня Селиверстова считала себя счастливым человеком: пусть личная жизнь не сложилась, зато у нее есть любимая работа, квартира и даже норковая шуба. Поворот в ее судьбе случился в тот момент, когда прямо к ее ногам подкатился выброшенный из шикарного лимузина ребенок. Как схватил он ее за шею своими ручонками и как прикрыла собой малыша от взорвавшейся машины, Таня уже не помнила. Только оказалось, что теперь эти объятия уже никому не разорвать. Проснулось в ней слепое и святое материнское чувство. Вот эта мощная сила, называемая ныне устаревшим словом – милосердие, стала фундаментом для ее новой семьи.
Алиби – надежда, алиби – любовь
Алиби – надежда, алиби – любовь
Надежда многое хотела высказать загулявшему мужу, но не знала, решится ли. Главное ведь, что непьющий и весь из себя положительный. А что изменяет, это и простить можно. Поэтому она была готова лишь припугнуть благоверного скалкой, но вместо него в квартиру ввалился незнакомый мужик – нетрезвый и весь из себя отрицательный. Получив по голове скалкой, он упокоился до утра, после чего был выпровожен. Надя и не думала, что когда-нибудь увидит ночного гостя вновь, но очень скоро он явился… вместе с милицией, в качестве подозреваемого в убийстве. Единственной надеждой Александра было алиби, которое могла предоставить ему Надежда… А ее надеждой может стать выбор, который придется сделать между «образцовым» мужем и подозрительным незнакомым типом с вредными привычками…
Спасение утопающих
Спасение утопающих
Даша Кравцова была разумной девушкой из благополучной семьи. Она даже считала себя прагматичной: после школы – университет, затем блестящая карьера журналистки, только потом замужество, дети. Но жизнь внесла свои коррективы – Даша влюбилась. Влюбленность обернулась перспективой скорого материнства, а телефон героя ее романа упорно молчал… Даша рассказала обо всем маме, и та взяла на себя решение всех проблем дочери, ведь, как известно, спасение утопающих…
…И мать их Софья
…И мать их Софья
Софья. Женщина, от которой ушел муж. Ушел не просто к другой – к молоденькой девушке, подруге старшей дочери. Она переживает крах своей жизни. Но – было ли оно, это счастье? Может быть, Софье пришло время круто изменить свою жизнь и понять то, что прежде было ей недоступно…
Вера, надежда, любовь (сборник)
Вера, надежда, любовь (сборник)
Маша влюбилась в Арсения, как только увидела. Ни собственное замужество, ни рождение дочери не ослабили отчаянного тайного чувства. Маша терпит отвратительный характер жены Арсения Инны ради возможности каждый день видеть любимого, работать с ним, быть его правой рукой на фирме. Появление амбициозной молодой женщины рядом с Арсением угрожает не только положению жены, но и положению верной и преданной Мышки…
Дом с мезонином в наследство
Дом с мезонином в наследство
Нежданные гости ворвались в жизнь Валентины Званцевой, принеся с собой холодный ветер прошлого. Дети бывшего мужа приехали сообщить о его смерти. Это значит, что теперь предстоит борьба за наследство – большой «чеховский» дом с мезонином. Визит родственников пробуждает воспоминания о любви и страшной обиде: мужа увела родная сестра-завистница. Тина с трудом возвращалась туда, где была счастлива и откуда уехала после предательства. У нее нет сомнений, как поступить со своей долей наследства, но сумеет ли она простить сестру, которой предательство не принесло счастья? И сможет ли сама вновь стать счастливой?
Осенняя рапсодия
Осенняя рапсодия
Олег и к сорока годам был скорее маминым сыном, чем мужем для Марины, несмотря на брак длиною в двадцать лет и почти взрослую дочь Машу. А Марина превыше всего ценила долг и всегда делала так, как следовало, может быть, потому, что была очень хорошим юристом.
Трава под снегом
Трава под снегом
Олеся Хрусталева стала жертвой обстоятельств и в одночасье потеряла дом и семью. Оставшись с маленьким племянником Ильей на руках, Олеся начала жизнь заново – сняла квартиру, устроилась на работу… Через несколько лет, попав на прием к гадалке, Олеся впала в уныние, вспоминая былые времена. Однако ворожея обещала девушке, что вскоре к ней вернется когда-то утраченное благосостояние и счастье. Ведь притаившаяся под снегом трава всегда доживает до тепла…
Кабы я была царица…
Кабы я была царица…
Три сестры – Тамара, Соня и Вика Таракановы, – оставшись без матери в мире, где бушевала сложная, а подчас и очень жестокая жизнь, придумали игру. Тамара начинала: «Кабы я была царица…», а младшие должны были по очереди рассказать свое желание. Тамарины желания были простые: свой «теремок» с садом, «царь» и ребятишки. Вика всегда загадывала «много-много» все равно чего: мороженого, игрушек, нарядов… А Соня никогда не могла придумать никакой, даже самой захудалой мечты… В двадцать восемь она по-прежнему не могла загадать никакого желания и чувствовала, что наблюдает жизнь как бы со стороны. Но тут вмешалась судьба, рассудила все по-своему и приготовила каждой сестре по большому сюрпризу!
Добрая, злая
Добрая, злая
Случай сыграл с ее именем жестокую шутку. Мама, увлеченная мексиканскими сериалами, назвала дочь Сантаной, а регистраторша «потеряла» одну букву. Имя в документе, конечно, поправили, но бабушка Анна убедила родителей оставить девочку при ней, в деревне, чтобы отмолить первоначальное «сатанинское» имя в церкви и вложить в ребенка только доброе, и никак не злое. Бабушка давно умерла, Санька переехала в город, выросла, но так и не может понять, какая же она все-таки – добрая или злая…
Умягчение злых сердец
Умягчение злых сердец
После гибели мамы маленькая Тая осталась круглой сиротой. Опеку над семилетней девочкой сумел оформить мамин сожитель, бизнесмен Филипп Рогов. Долгие годы никто, кроме Таи, самого Рогова и его сестры Руфины, не знал оборотной стороны этого страшного «опекунства»… И даже когда Рогов решил жениться на своей повзрослевшей жертве, она не в силах была освободиться… и в тайне надеялась, что, может, все-таки кто-то ее спасет. Может, это будет чья-то любовь – настоящая и искренняя любовь, которая не гордится, не бесчинствует, не ищет своего и не мыслит зла?..