Выбери любимый жанр

Выбрать книгу по жанру

Бизнес-Книги

Боевики

Детективы

Детские книги

Дом, Семья

Фантастика

Фэнтези

Искусство

Классика

Книги по психологии

Компьютеры

Любовные романы

Наука, Образование

Периодические издания

Поэзия, Драматургия

Повести, рассказы

Приключения

Публицистика

Религия

Современная проза

Справочники

Юмор

Зарубежная литература

Литературный портал Booksfinder.ru
Скорочтение
Автор Григорий Горин

Григорий Горин


Книги автора Григорий Горин

Только для вас!
Только для вас!
Вы мне не доверяете?
Вы мне не доверяете?
С праздничком!
С праздничком!
Почем деньги?
Почем деньги?
К вопросу о Державине
К вопросу о Державине
Беспристрастное мнение
Беспристрастное мнение
Рассказ о том, чего нет
Рассказ о том, чего нет
Протекция
Протекция
Мысли гражданина Кравцова
Мысли гражданина Кравцова
Новый обычай
Новый обычай
Письма гражданина Кравцова
Письма гражданина Кравцова
Внимание! Вы забыли набрать цифру «два»...
Внимание! Вы забыли набрать цифру «два»...
Наш фестиваль
Наш фестиваль
Массовка
Массовка
Стоп! На сегодня хватит!...
Стоп! На сегодня хватит!...
Приходите в гости!
Приходите в гости!
Несерьезные мысли о юморе
Несерьезные мысли о юморе
Какая наглость!
Какая наглость!
Избранные страницы
Избранные страницы
Не знаю, как у других писателей, а у меня за жизнь как-то само собой набралось уже несколько автобиографий. За долгие годы сочинительства я выпустил много разных книг в разных жанрах, и к каждой приходилось подбирать соответствующую автобиографию. В предисловии к сборнику пьес сообщалось, что как драматург я родился в 1968 году. В сборнике киноповестей год моего рождения – 1970-й. Поскольку перед вами сборник юмористических произведений, то сейчас хочу всех уведомить, что как юморист я появился на свет гораздо раньше. Произошло это в Москве 12 марта 1940 года. Ровно в 12 часов дня... именно в полдень по радио начали передавать правительственное сообщение о заключении мира в войне с Финляндией. Это известие вызвало огромную радость в родовой палате. Акушерки и врачи возликовали, и некоторые даже бросились танцевать. Роженицы, у которых мужья были в армии, позабыв про боль, смеялись и аплодировали. И тут появился я. И отчаянно стал кричать, чем вызвал дополнительный взрыв радости у собравшейся в палате публики. Собственно говоря, это было мое первое публичное выступление. Не скажу, что помню его в деталях, но странное чувство, когда ты орешь во весь голос, а все вокруг смеются, вошло в подсознание и, думаю, в какой-то мере определило мою творческую судьбу...