Выбери любимый жанр

Выбрать книгу по жанру

Бизнес-Книги

Боевики

Детективы

Детские книги

Дом, Семья

Фантастика

Фэнтези

Искусство

Классика

Книги по психологии

Компьютеры

Любовные романы

Наука, Образование

Периодические издания

Поэзия, Драматургия

Повести, рассказы

Приключения

Публицистика

Религия

Современная проза

Справочники

Юмор

Зарубежная литература

Литературный портал Booksfinder.ru
Автор Наталья Иртенина

Наталья Иртенина


Книги автора Наталья Иртенина

«Меж зыбью и звездою» («Две беспредельности» Ф.И. Тютчева)
«Меж зыбью и звездою» («Две беспредельности» Ф.И. Тютчева)
Самое ценное в биографии любого человека – поиски смысла жизни и собственного предназначения, решение «вечных вопросов». Это эссе написано в русле экзистенциального, психологического биографизма для сборника «Персональная история. Исповедь судьбы» (2001 г.).
Волчий гон
Волчий гон
Далекий предок совершает действие, предписываемое ему Законом богов. Далекий потомок в нашем времени, попадая в схожую ситуацию, должен исполнить тот же древний закон. Однако в историю вмешиваются совсем иные Силы. Охота на волков, начавшаяся века назад, должна наконец завершиться, и тогда тень умершего, преследующая его потомков, уйдет в небытие. Мертвые вернутся в могилу, живые обретут спасение от тьмы.
Ракурсы
Ракурсы
Безусловно, на мир и на то, что , можно смотреть с разных точек зрения. Но все дело в том, что тоже смотрят, и тоже с разных сторон. И если кого-то не устраивает человеческая реальность, , кто смотрит снизу вверх, будут рады перекинуть мостик… и добро пожаловать в свой личный маленький ад. Пока что прижизненный, но как знать, избавит ли смерть от него? А ведь граница так зыбка, и мостик – всего лишь раскрашенная пустота, цветистый мираж искаженной действительности...
Уставшее время
Уставшее время
Время смертно. И оно умирает. Агонизирует. Хаос болезни и мертвенное разложение выплескиваются на улицы города. Прошлое, настоящее, будущее грызут друг дружке глотку. Могут ли остановить это люди? Или таинственные личности, странно похожие на пришельцев из Бездны? Или те, кто, облачившись в черные одежды, осмеливается подойти вплотную к беснующейся стихии тьмы и заглянуть ей в глаза, усмиряя ненадолго? Ответ должен дать один-единственный человек, который нашел Ключ к замку времени. Или же Ключ нашел его…
Трудно быть бесом
Трудно быть бесом
Человеческая история и современность с точки зрения нечистой силы, глазами беса обыкновенного.
Скрип
Скрип
Что нового можно узнать о цивилизованных бандитах и мировом терроризме? Что нового могут они поведать о себе? Оказывается, могут. Еще как. Коммерческая секта убийц планомерно истребляет мирное население. Засекреченное ведомство по борьбе с человеческими избытками вербует законопослушных граждан. Что в этом странного? Только то, что они пришли ниоткуда и не принадлежат нашему миру...
Железяка и Баламут
Железяка и Баламут
Однажды к вам в дом приходит кот ниоткуда и прочно, по-хозяйски обосновывается в вашей квартире. И начинают происходить необъяснимые вещи. Не только в квартире, в вашей личной жизни, но и в окружающем мире. Город наводняют привидения, с работы вас выживает ваш собственный цифровой дубликат, люди становятся виртуальным продуктом неизвестных технологий, подозрительно похожих на штучки небезызвестной «Матрицы», и даже бандиты ведут себя крайне эксцентрично, выстраиваясь в очередь на совершенно легальное ограбление банка. Во всем, конечно, виноват кот, который, как выясняется, вовсе не ниоткуда, а из вполне определенных краев, называемых тамошними обитателями «перпендикулярным миром».
Я – это ты
Я – это ты
В шестом тысячелетии нашей эры исчезла машина времени. И объявилась в самом начале третьей тысячи лет. Вернуться назад она не может. Зато может многое другое. Потому что она ко всему прочему – искусственный разум. Вместе с ней в нашем времени «застрял» бессмертный – человек будущего. Им предстоит налаживать отношения с простыми смертными, а заодно решить и кое-какие проблемы своего «мира послезавтрашнего»...
Рабы не мы (Манифест «Карамзинского клуба»)
Рабы не мы (Манифест «Карамзинского клуба»)
Манифест «Карамзинского клуба» литературно-философской группы «Бастион».
Святость как национальная идея. Иоанн Кронштадтский
Святость как национальная идея. Иоанн Кронштадтский
Содержание статьи: язык святости в русской православной культуре, универсальное средство самоидентификации русского человека, – и язык либерально-гуманистического сентиментализма как его противоположность.
Императив будущего, или Как нам обустроить православный литературный масскульт (на примере фантастики)
Императив будущего, или Как нам обустроить православный литературный масскульт (на примере фантастики)
«Идут разговоры о том, что необходимо официальное закрепление за Православием статуса государствообразующей религии. Дело полезное и нужное. Думается, сторонников этой идеи много – больше, чем противников. Однако последние оказывают и до конца будут оказывать жесткое сопротивление…»
Зов лабиринта
Зов лабиринта
Странное убийство повлекло за собой странные события. Единственная свидетельница (и она же подозреваемая) оказалась в очень неприятном положении – забыла, кто она, и не может защищаться. Поэтому идти по следу убийцы должен другой – тот, кто до поры до времени не раскрывает карт. Между тем отгадка, возможно, таится в лабиринте, могучем, прекрасном и… призрачном. Кто он – друг, открывающий двери познания и помогающий вспомнить, или враг, увлекающий все глубже туда, откуда можно не вернуться? Чтобы узнать это, придется пройти лабиринт насквозь, примеряя маски, которые он предлагает, – лики иллюзорной реальности, неотличимой от настоящей.
Застенок
Застенок
Провинциальный литератор средней руки в силу странной договоренности с мощной коммерческой организацией, имеющей также идеологические и научные подразделения, обретает особый дар: его идеи, замыслы, образы художественных произведений, даже подсознательные страхи материализуются в окружающем мире с пугающей буквальностью. Немного позже, чем хотелось бы, выясняется, что цена за дар достаточно высока. Во-первых, необходимо стать полноправным членом этой разнородной структуры, солдатом надчеловеческой цивилизации, которая поставила целью предельно упростить мир, привести его к максимально функциональной и несложной в управлении модели. Во-вторых, в оплату дара входит особый ритуал, своего рода «посвящение», после которого прошедший его человек фактически становится живым мертвецом…
Гулять по воде
Гулять по воде
На берегу Святого озера, в глубине которого скрыта дивная тайна, стоит разбойный город Кудеяр. Вокруг – дремучие и страшные леса, где промышляют лихим прадедовским ремеслом соловьи-разбойники и рыщут кладокопатели. Мэр города Кащей, олигарх Горыныч о трех головах, всенародная депутатка матушка Яга, иноземный советник Гном, главный милиционер Лешак и другие персонажи не подозревают, что в городе объявился Черный монах, а значит, заварится небывалое дело. Здесь есть где разгуляться богатырской удали, заморской черной магии, русскому бунту, бессмысленному и беспощадному, приезжим гуру, политическим интригам, домовым из канализации и еще много чему.
Аут
Аут
Силы тьмы вырвались на свободу усилиями тайного разветвленного сообщества людей, преследующих цели мирового владычества. Освобожденная тьма немного подкорректировала их усилия, стерев их самих с лица земли. Выйдя на свободу, тьма принялась регулярно перекраивать мир по своим лекалам, превращая его в абсолютную и непознаваемую людьми виртуальность, которую те считают истинной реальностью. Оставаясь «за кадром», этим миром управляет существо, переставшее быть человеком в результате проведенного некогда ритуала. Оно способно видеть то, чего не видит ни один смертный. Всегда голодное, оно питается энергией жизни подвластного ему мира. Вот почему из реальности постепенно исчезают многие вещи... Но кое-кто из людей все же начинает догадываться о сути происходящего и принимается действовать...
Традиция и ускользающие смыслы бытия
Традиция и ускользающие смыслы бытия
Глава из книги «Традиция и русская цивилизация» (авторы Д.Володихин, С.Алексеев, К.Бенедиктов, Н.Иртенина), посвященной исследованию Традиции и традиционализма.
Нестор-летописец
Нестор-летописец
В начале 1070-х гг. в Печерском монастыре под Киевом, будущей прославленной лавре, поселился молодой, хорошо образованный послушник. Ни мирского имени его, ни того, как он жил до 17 лет, мы не знаем. Но многое из того, что теперь известно о Древней Руси IX–XI столетий, сохранило перо именно этого человека – преподобного Нестора-летописца. Юность Нестора выпала на годы «триумвирата» князей Ярославичей – сыновей Ярослава Мудрого. Это время первых столкновений Руси с новой волной степняков-агрессоров – половцев; время, когда в крещеной Русской земле высоко подняла голову языческая «оппозиция» и по стране полыхнули мятежи, возглавленные волхвами; время, когда в Печерском монастыре закладывались многие традиции Святой Руси; наконец, время, когда княжеский «триумвират» дал большую трещину и предсмертный завет Ярослава Мудрого «жить в любви» едва не был забыт.
Царь-гора
Царь-гора
Судьба порой совершает вовсе неожиданные повороты. Молодой ученый Федор Шергин, испытав очередной творческий кризис и полосу неудач, уезжает по совету близких на родину своих предков – на Алтай. Рассчитывая развеяться и отдохнуть, Федор помимо воли оказывается втянутым в круговорот странных событий: ночное покушение в поезде, загадочный попутчик, наконец, участие в расследовании сибирской загадки вековой давности, связанной с его легендарным прадедом – белым офицером, участвовавшим в секретной операции по спасению царской семьи, и поиски таинственной алтайской Золотой орды…