Выбери любимый жанр

Выбрать книгу по жанру

Бизнес-Книги

Боевики

Детективы

Детские книги

Дом, Семья

Фантастика

Фэнтези

Искусство

Классика

Книги по психологии

Компьютеры

Любовные романы

Наука, Образование

Периодические издания

Поэзия, Драматургия

Повести, рассказы

Приключения

Публицистика

Религия

Современная проза

Справочники

Юмор

Зарубежная литература

Литературный портал Booksfinder.ru
Автор Андрей Днепровский-Безбашенный (A.DNEPR)

Андрей Днепровский-Безбашенный (A.DNEPR)


Книги автора Андрей Днепровский-Безбашенный (A.DNEPR)

«Колхозный ассенизатор Петька давно уже стал задумываться, для чего живёт человек…? – Есть, для того, что бы жить, или жить, для того, что бы есть…? Уж больно много у него остаётся после еды, этих самых… отходов жизнедеятельности организма – во время откачки фекалий подолгу размышлял про себя Петька…»
«Мужик с редким именем Изяслав был законченным пьяницей. Как он дошел до этого, никто толком знает, но видит бог, что как-то дошел. Жена от него ушла, оставив на память о себе здоровенного кота коренной сибирской породы по кличке Бася…»
«Весна, красавица весна спустилась на землю… Она, столь долгожданная снова радовала и веселила людские души в преддверии жаркого лета, от чего у Наума, водителя мусоровоза тоже стали наступать весенние перемены. В нём потихоньку начала накапливаться положительная энергия, наполняя и распирая его душу своей неимоверной силой в разные стороны…»
«Чудно время цветения вишни. О многом оно говорит. Можно лечь на спину среди цветущих деревьев и часами любоваться этим божественным созданием природы, вкушая аромат цветения. Можно подумать, что-нибудь вспомнить, что было дорого твоему сердцу происходившее здесь когда-то, и, казалось бы, ещё совсем недавно… Но, увы, время летит птицей, и ох уж эти – гады годы…»
«Севостьяна ждал конкретный вагон неприятностей, он весь потухший сидел за столом у дознавателя и думал, что делать дальше. Его мысли были холодные как лёд, от чего вокруг сразу стали наметаться сугробы…»
«Холодной лютой, зимней ночью два вора ломали замки в гараже, который стоял на окраине города. Они „трудились“ непросто так, не наобум, а по конкретной наводке. В тринадцатом гараже с краю по их „разведданным“ стоял дорогой „Мерседес“, который злоумышленники намеривались угнать, продать и сказочно разбогатеть…»
«Двигатели самолёта ИЛ-62 тихо шипели, а крыло, на которое смотрел Ерофей Павлович, слегка покачивалось. Самолет, летящий рейсом Москва – Гавана находился где-то над Атлантикой. Полет, в общем-то, проходил успешно, если не считать лёгкого подрагивания лайнера всем корпусом, самолёт в воздухе будто натыкался на невидимые препятствия…»
«В не большеньком провинциальном городке, в Российской всеми и Богом забытой глубинке жизнь текла так себе, а иногда – ничего себе. Знаменательные события там редко происходили, звёзды эстрады этот городок игнорировали, развлечений там никаких не было, жизнь проходила скучно и до жгучей боли однообразно, посему любимым занятием местных жителей было беспробудное пьянство и точение языками друг друга…»
Две крайности одной сущности
Две крайности одной сущности
«Стрелки часов побежали как-то уж слишком быстро, отрицательная энергия потихонечку уходила, а бутылка коньяка тем временем незаметно ополовинелась…»
Достучаться до небес
Достучаться до небес
«Алиса Витальевна до боли в глазах внимательно вглядывалась в экран монитора своего компьютера…»
«На складе металлопроката уже вторую неделю никого не было. Там была тишь, гладь да божья благодать, от которой молодой паренёк-кладовщик со своей помощницей уже давно заворачивались. Они, то сонно зевали, гоняя в голове медведиц, то, как завороженные подолгу смотрели на безнадёжно молчащий телефон, то просто тихо кумарили, прислонившись спиной к стене в старом вагончике. За последнее время они перегадали все кроссворды, рассказали друг другу, всё, что можно было рассказать, и передумали обо всём, о чём только можно было подумать…»
«Спартак Дроздобород что-то совсем запустил своё дорогое здоровье. Сначала у него поднывала поясница, поднывала, поднывала а потом и вовсе стала прихватывать. В район к врачу ему всё некогда было съездить, всё какие-нибудь дела неотложные находились. Ну, деревня, хозяйство – дело понятное. Спартак после очередного приступа уже созрел было для визита к врачу, да вот сарай у него в конце огорода вечером загорелся, правда, потушил он его вовремя. А когда тушил, о спине забыл, за ратным делом на пожаре размялся, но утром всё же решил поехать в больницу. Но вот беда, ночью возле сарая спёрли пожарную бочку…»
«Екатерина возвращалась с работы домой. Над Москвой спускались сумерки, был обычный весенний вечер. На улице, по которой шла женщина, то тут, то там зажигались уличные фонари и иллюминация, а московские окна начинали потихоньку светить своим негасимым светом…»
«Иван Степанович собрался жить очень долго, так долго, что даже планы построил на своё светлое будущее. Он был лихим оптимистом, и всё у него получалось. Ведь это так здорово, среди обычных серых будней быть оптимистом, то есть – человеком, который даже вместо крестов на кладбище всегда видит плюсы и радуется всему на свете…»
«Сергей Иванович Копытин, (Копыто Иванович, как называли его сослуживцы), совсем опаскудился (опаскудился произошло от слова скудный – бедный). Или как бы ещё сказали они – оскотинился. Мало того, что он совсем остался без денег, (вся зарплата вместе с документами и штанами сгорели), так теперь дома с женой начнутся разные кривотолки и недопонимания…»